«Литературный салон» — сценка по литературе, продолжение

literaturniy-salon-scenka

Здесь – продолжение.

А начало и, главное, важные пояснения и рекомендации, читайте в предыдущей статье «Литературный салон» — сценка по литературе, начало.

Если прочитали, то мы – я и наши знаменитые писатели – идем дальше.

«Литературный салон» — сценка по литературе,

продолжение

=====================

Гоголь:

- Смешались в кучу кони, люди, как говаривал Лермонтов. Вот что я вам скажу, Александр Сергеевич! Ревизора на вас нету! Так я могу прислать, чтоб вы свои же стихи, адресованные двум другим хорошеньким душам, не читали нашей Мариночке!

Цветаева:

- Господа, прошу вас – не ссорьтесь. А то так и до дуэли недалеко!

Гоголь:

- Что вы, Мариночка! Да мы с Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну что, брат Пушкин?» А он отвечает, бывало…

Пушкин, обнимая за плечи Гоголя:

- Да так, брат, так как-то всё…

 

Гоголь:

- Большой оригинал!

Цветаева, заунывно и нараспев:

- Мне нравится еще, что вы при мне

Спокойно обнимаете другую…

Пушкин:

- Мариночка, вы неверно истолковали дружеские объятия.

Горестно машет рукой и отбирает свой бокал у Чехова, который с подозрением осматривал и обнюхивал содержимое:

- Отдайте! Вы уже – писатель, а не врач. Надеюсь, пиявку вы туда не положили?

Чехов хочет что-то сказать, но Пушкин от него отходит в сторону Цветаевой.

 

Цветаева, отступая от Пушкина:

- Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывёт под нашими ногами.

 

Входит Пришвин с сачком, подходит к Цветаевой, вручает ей сачок в левую руку, берет ее правую ладонь обеими руками, ласково говорит ей:

- Зато он сейчас уплывёт под моими.

Отбирает сачок, делает ним резкое движение над головой Цветаевой, как будто кого-то ловит. Цветаева испуганно дергается и отскакивает от Пришвина.

  ***       ***       ***

 

Гоголь, прагматично:

- Пока никто никуда не уплыл, переходим к делу. Нас должно быть шестеро. Кто знает, где Толстой?

Появляется Толстой, хромая и вздыхая:

- Я здесь.

Гоголь:

- Что ж вы опаздываете, Лев Николаевич?

Толстой:

- Не поверите — заблудился! Они тут за 100 лет такого понастроили! Роскошь и нищета, правда, прежними остались, зато памятников понаставили на каждом шагу, один другого больше. Некоторым даже при жизни – чудно́! Обходить пришлось. О, я, наконец, присяду! (Садится за парту/стол)

 

Чехов:

- А вы еще и босиком, небось, шли?

Толстой:

- По дороге пришлось обуться. Сапоги-то я с собой не взял, вынужден был лапти купить. (Вытягивает ногу, крутит ступней, демонстрируя кеды) В лавке сказали, теперь лапти только такими делают. И земли нигде нет, только камни и трещины.

Пришвин:

- Они это асфальтом называют.

Пушкин:

- О, новое слово, надо записать. Хорошо рифмуется со словом «базальт». (Достает перо из нагрудного кармана, выдвигает манжет на левой руке, пишет, задвигает, убирает перо обратно)

 

Пришвин машет сачком над головой Пушкина, но тот увлечен и не замечает.

 ***       ***       ***

 

Появляется бодрым шагом Екатерина Александровна. Деловым тоном:

- Пришвин, вы зачем с сачком в литературный салон пришли?

- Так он же в школе проходит!

- В нашей школе бабочки есть только в кабинете биологии, но они там в таком виде, который вам не понравится.

- То есть, сачком нечего ловить?

- Ну, разве что заколки в виде бабочек на некоторых девочках. Но это уже им не понравится.

Пришвин грустно кивает и идет отдать сачок Цветаевой. Та отдаляется, но сачок ей вручили, она пристраивает его к ближайшей опоре.

 

Екатерина Александровна, наступая на Пушкина и всматриваясь в бокал:

- Пушкин, вы что – алкоголь в школу пронесли?

- Нет, что вы, Екатерина Александровна, как можно! Это — фреш.

- А почему в бокале?

- Так привычнее. А что – нынешний этикет предписывает пить сразу из кувшина?

Екатерина Александровна качает головой и уходит.

Толстой:

- Вот, и тут какой-то фреш! Мы заполонили произведения иностранными словами!

 

Пушкин:

- Кстати, новое слово, надо записать. (Достает перо из нагрудного кармана, подходит к Гоголю, выдвигает манжет на его левой руке, пишет, задвигает, убирает перо обратно)

 

Гоголь:

- Поднимите мне веки, не вижу! Ладно, сам. (Возмущенно) Александр Сергеевич, да ведь это моя манжета!

Пушкин, невозмутимо разводя руками:

- Так моя уже исписана (показывает свою). А вам, Николай Васильевич, новое слово тоже пригодится.

Чехов:

- Берегись изысканного языка. Язык должен быть прост и изящен.

 

Пушкин:

- Куда уж проще – фреш!

Пришвин:

- Кстати, тут явная ошибка. Фреш – это СВЕЖЕвыжатый сок.

Пушкин, направляясь к Гоголю с приготовленным пером:

- Сейчас исправим!

Гоголь, выдергивает перо и пишет своей рукой на своей манжете:

- Я сам!

Пушкин довольно кивает и забирает перо.

 

  ***       ***       ***

 

Цветаева, протягивая руки в сторону Чехова:

- Имя твое — птица в руке, Имя твое — льдинка на языке.

Одно-единственное движенье губ. Имя твое — пять букв.

Все посмотрели на Чехова – кто удивленно, кто с хитрой усмешкой:

Чехов:

- Нет-нет, это не мои 5 букв, с этим — к Блоку.

 

«Литературный салон» - сценка по литературе от сайта Праздник на Бис и Эвелины Шестерненко

 

Гоголь:

- Господа! Без дамы! Со мной престранный случай: в дороге совершенно издержался. Нет ли у вас денег взаймы, рублей четыреста?

Все с укором смотрят и осуждающе качают головами, а Толстой говорит сурово:

- У своего персонажа ловкости поднабрались, Николай Васильевич?

Гоголь:

- Нет? Ну, и ладно, я на всякий случай спросил. А теперь – главное. Я пригласил вас, господа… и дама!.. (здесь и далее в таких же случаях — поклон головой в сторону Цветаевой), с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие.

Чехов:

- К нам едет ревизор?

Гоголь:

- Хуже! Мы должны создать новое литературное произведение! Хозяйка салона слёзно просила (кивает в сторону ушедшей Екатерины Александровны).

Цветаева:

- Какое произведение?

Гоголь:

- Идеальное.

  ***       ***       ***

 

Негромкое ворчание литераторов (что за придумка такая, где ж это видано, сомнительное, однако, мероприятие и т.п.).

Гоголь:

- Господа! И дама! Идеальное — это крайне желательно, а там – уж как выйдет. Хотелось бы, конечно, чтобы оно стало гвоздем школьной программы, и чтобы бедные школьники вместо десятков наших произведений по отдельности могли изучать одно – совместное.

Цветаева:

- Хорошо, что школьники этого не слышат! А то сильно огорчатся, если у нас не получится.

 

Чехов:

- Извольте объясниться! Вы хотите, чтобы мы новый рассказ подписали шестью настоящими фамилиями? Это – нелепо!

Толстой:

- А вы, милейший Антон Павлович, хотите написать: автор — Человек без селезёнки? Или указать иной ваш псевдоним, один из сорокА двух?

Чехов:

- Ну, почему же из 42-х? У меня псевдонимов было гораздо больше, остальные я, правда, и сам не помню.

Гоголь:

- Господа, давайте мы подпись потом обсудим – когда будет что подписывать. А сейчас предлагаю выбрать жанр и сюжет.

 

Чехов:

- Пьеса. В четырёх действиях.

Пришвин:

- Это для театра.

Толстой:

- Роман, томов так на 6-8.

Чехов:

- Школьники не осилят, сбегут.

Цветаева:

- Стихи о любви!

Гоголь:

- Мариночка, вы же и так всё время пишете стихи о любви!

Цветаева:

- Мне мало писать стихи! Мне надо что-нибудь, кого-нибудь любить — в каждый час дня и ночи.

Пушкин:

- Пусть тогда будет целая поэма о любви!

Гоголь:

- Поэма в прозе, которая на самом деле — роман. С панночками, ревизором и шинелью.

Толстой:

- Уже было.

Пришвин:

- Сказка о природе и детях.

Чехов:

- Изучили.

Цветаева:

- Так что писать?

Пушкин:

- Надо что-то совершенно новое!

Толстой:

- Сочинение! Школьное сочинение!

 

  ***       ***       ***

Чехов:

- Только прошу вас – не в 4х томах. Пожалейте учеников! Краткость — сестра таланта!

Толстой:

- Я надеюсь, вы не на мою «Войну и мир» сейчас намекаете? Не волнуйтесь, Антон Павлович, писать дребедени многословной вроде „Войны“ я больше никогда не стану. Только и вы так сердце не рвите – ученики, я слышал, сами уже давно ничего не читают, всё у какого-то Интернета норовят списать. Талантливый автор, видимо… Из молодых.

Цветаева:

- Идеального произведения не вышло. Думаете, выйдет идеальное сочинение?

Толстой:

- Почему бы и нет? Если школьники списывают, то пусть, хотя бы, делают это у лучших.

====================

Эта была первая половина моей сценки по литературе для старшеклассников и студентов.

Вторую часть «Литературного салона» (вместе с первой, разумеется) Вы можете получить через раздел «Мои услуги».

Пожалуйста, поделитесь: в комментариях — своим впечатлением, в соцсетях – ссылкой (и ничем другим) на эту статью.

С пожеланием видеть в людях людей, а не образы,

Ваша Эвелина Шестерненко,

сайт «Праздник на Бис»

Понравилась статья - нажмите, чтобы рассказать друзьям. Не понравилась - нажмите, чтобы обсудить. Спасибо, Вы - прелесть!

Еще по теме:

  1. «Литературный салон» — сценка по литературе, начало
  2. Сценка на выпускной «Программа «Итоги», продолжение.
  3. Сценка: Мой самый любимый учитель, часть 2-я.
  4. Девочки глазами мальчиков, сценка 2-я.
  5. Сценка на выпускной «Итоги», предисловие.
  6. Сценка на выпускной «Итоги», окончание.
  7. Выступление родителей на выпускном – сценка «Перемена»
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий


Thanx: Kia-ua